Р: The Only Game in Town. El-Erian.

7A5F5943-DE34-48C0-8277-602B8055F515 Эль-Эриан — непростой человек. Кроме того, что возглавлял полуторатриллионный инвестиционный фонд, он был замом в ВМФ, управляющим в Salomon Smith Barney, и СЕО Harvard Management Company. Короче, это тот, кого точно НАДО послушать относительно происходящей в экономике турбулентности.

Эта книга — про долгий выход из кризиса 2008-2009 года, когда стандартные модели центральных банков и США, и Европы, и Японии и других стран — перестали работать, и каждый из них стал бороться с риском депрессии всеми доступными ему способами и любой ценой. Период накачки ликвидности в мире закончился. Теперь вопрос, а что же дальше.

Чем был особенно рискован кризис десятилетней давности. Что центробанкам пришлось встать на путь координированного предотвращения повторения мировой депрессии по типу 1930-х годов. Триггер был очень простой. Успешная долгая политика Алана Гринспена привела к огромной пирамиде ипотечного долга и производных ценных инструментов на него. Это все рухнуло.

Когда в финансовом секторе все «рухает», то это сильно и без ощущения дна. С сентября 2008 по март 2009 финансы остановились. Доверие друг другу исчезло. Все пытались выйти за кэшем в одну дверь. Удалось не всем. Выйти с прибылью удалось единицам. Бен-Вертолет (Бен-Бернанке предложил тушить финансовые пожары сбросом денег с вертолета) открыл бесконечную ликвидность.

Сначала Трише, а затем Драги сделали то же самое для Европы. Драги вошел в историю тоже фразой «Whatever it takes». То есть «Любой ценой». Степень активности европейского ЦБ была такова, что часть экономистов расписали книги о полной трансформации идеи единой валюты как общего инструмента континента. Сложности в еврозоне породили мнения о скорой смерти евро.

Эль-Эриан и пишет про то, что ни одно правительство толком к кризису не было готово. Единственными игроками остались центральные банки. То, что крупные экономики не ушли в депрессию, а только в рецессию — без центробанков этого бы не произошло. Рецепт у всех был простой — количественное смягчение — или выдача ликвидности финансовому сектору.

Как ни странно, эта невероятная избыточная ликвидность не привела к потребительской инфляции. То есть «деньги печатаются», а инфляции не произошло. Потому что ликвидность предоставлялась финансовым институтам, которые оставляли ее у себя за невозможностью выдать кредиты в реальный сектор и населению.

Кризис был задавлен деньгами, но эти деньги достались финансовому сектору, а в реальную экономику их попало немного. Поэтому инфляции не случилось. Зато произошло резкое удорожание акций и облигаций. Потому что если не удается кредитовать реальный сектор, то деньги текут в финансовые активы, которые невероятно подорожали до уровней, как перед Великой Депрессией.

Поэтому Эль-Эриан уже три года как минимум говорит, что рынки перегреты и все упадет снова. В книге он предсказывает окончание эпохи дешевых денег, что в принципе и стало происходить последнюю пару лет. А за эпохой конца дешевых денег исчезнет поддержка текущих уровней по акциям и облигациям. И рынок в лучшем случае стагнирует, в худшем снова будут качели.

Эль-Эриан утверждает простую истину. Если что-то чем-то долго лечить (кризис ликвидностью), то обязательно проявятся побочные эффекты (либо инфляция, как ранее, либо перегретость финансового рынка, как сейчас). Эти побочные эффекты неизбежны, центробанки не всесильны. Они могут помочь ситуации в коротком периоде, но за пределами нескольких лет наступят последствия.

Есть ли рецепт у Эль-Эриана, что он рекомендует политикам? Красивого и однозначного решения нет. Потому что страны между собой договариваться особенно не умеют в рамках фискальной политики. Даже Европа раздираема внутри бюджетными дефицитами отдельных стран. И международные институты не работают на решение кризисов, потому что не имеют полномочий.

Это еще одна книга, которую я закрыл с тяжелым чувством. Как антибиотики перестают со временем работать против бактерий, так и центробанки не являются всесильными против каждого кризиса, особенно, когда он вызван их предыдущими решениями и политиками. Штатовский Фед уже ускоренно поднимает ставки. Европейский когда-то начнет уходить от нулевых.

Еще на эту тематику из книг и других публикаций можно прочитать:
The Euro. 4/5 и 19%.
Skin in the Game. Taleb. 5/5 и 19%
The Alchemists by Neil Irwin. 5/5 и 19%.
На прошлой неделе опубликовали Р: Superbugs. Hall, McDonnell, O’Neill. 4/5

Все публикации копируются в канал Телеграм.

Позиции в статьях отражают частное мнение автора в частном блоге и не могут быть официальным заявлением или публичной рекомендацией от имени компании-работодателя.

Н: Как замучаться на работе

Рипаблик тут рассказал, почему работа в офисе так выматывает. Загадка же, вагоны не грузишь, палеты не передвигаешь, доски не строгаешь, а так устаешь? Медики и исследователи давно подтвердили, что мозг хоть вхолостую, хоть под нагрузкой, а потребляет почти одинаковое количество энергии. Думать — энергозатратно, но не так уж отличается от лежать и смотреть Нетфликс.

И оказывается, что ответ не в том, что мы устаем, исчерпывая внутренний запас энергии. Оказывается, что прав Чиксентмихайи, который говорил про подход ‘flow’, или «потока». Читать далее

T: Жить на черновик

Пару недель назад меня познакомили с интересным выражением. Что есть люди, которые свою жизнь «проживают на черновую«. Не планируют наперед, а живут сегодняшним днем. Выбирают временное, а не постоянное. Делают на сейчас, а не надолго. «На черновик» — как если бы потом можно было взять и разом переписать, да руки никак не доходят.

За пару недель я насобирал примеры «черновиков» и «чистовиков» с осмыслением, как так происходит, почему подобные выборы делаются. От нарушения техники безопасности к осознанию. От модели с «хардами» до расчетов со ссылками. От решения как «не для себя» к варианту «сделал на совесть, как если бы сам себе и своим детям». Иллюстрация: Читать далее

Р: Superbugs. Hall, McDonnell, O’Neill. 4/5

E83600A2-08EC-44F2-BC6E-738B6079D166Однажды мне повезло сделать по работе серию интервью с ведущими кардиологами России. Вы знаете их фамилии. Они легенды. Я спросил одного из них, почему он курит, если кардиологи сами первые рекомендуют не затягиваться, чтобы дольше прожить. В шутку я получил от него ответ.

«Смотри, если я буду курить, то могу до пятидесяти легко заработать инсульт и инфаркт с быстрой смертью. Мне будет просто. Семья не будет мучаться. Да на госбюджет нагрузка небольшая. Если я не буду курить, а вести здоровый образ жизни, то ко мне после пятидесяти может придти рак. Я буду мучаться. Семья будет переживать, госбюджет потратится, а я все равно умру. Ну ладно, предположим, что мне повезет, и рака не будет. Тогда после семидесяти у меня будет Альцгеймер и Паркинсон. Приехали».

Причем тут антибиотики? Потому что с ними мы тоже приехали. Читать далее

Н: Карл Поппер, Венгрия и провокация

В чем разница между наукой и не-наукой. Карл Поппер дал одно из наиболее устойчивых определений. Научные теории должны иметь критерии опровергаемости. То есть если базовые факты противоречат теории, значит она неправильная. Например, если бы гиря и монета падали на землю с башни с разной скоростью, то второй закон Ньютона является некорректным.

В августе в Венгрии отменили из госпрограммы вузов курс Gender Studies по критериям, что это не-наука, а набор идеологии при отсутствии спроса со стороны работодателей на этот диплом. То есть предмет есть, а работы по нему после образования нет. Скандал вышел невероятный. Но на этой неделе выяснилось, что значимые журналы в США в Social Studies смело публиковали антинаучную пустоту. Читать далее

T: Долгосрочное планирование развития

BDE3233F-8FFA-4965-959F-4411119AB75AВесной дветысячипятого года я корпел над эссе для поступления в Columbia Business School. Вопрос был простой. «Кто вы через пять лет?» Но за отсутствием машины времени пришлось хорошо задуматься. Я сейчас часто спрашиваю свою команду о том же, только горизонт задаю чуть покороче «Какие задачи собственного развития есть на ближайшие три года?».

Вопрос, кем вы являетесь через пять лет, как ни странно, очень прост для ответа в школе, и даже на младшем курсе университета. Но после 20 лет возраста на него становится трудно отвечать, потому что никто нас особенно не учит об этом задумываться. В школе работает социальная установка и импринт от родителей «Пойдешь в университет!» А затем установки обычно заканчиваются. Читать далее

Р: Константин Борисов. Командос. 5/5

img_0267

Константин Борисов прислал на прошлой неделе книжку «Командос» про то, как найти и пересадить печень или сердце компании. То есть подобрать хорошего руководителя, который сможет влиться в коллектив. Построить отношения и придти к результату. И, конечно же, так, чтобы потом печень не пришлось второй раз трансплантировать по причине отторжения первой.

Я сразу скажу, это одна из наиболее лаконичных, но с тем содержательных книг, которую за долгое время довелось держать в руках. С одной стороны, она тонкая и читается за то время, пока самолет выруливает от терминала и долетает до Скандинавии. С другой стороны, Константин щедро раздает примеры своих набитых шишек по жизни, как строить хорошую команду. Читать далее