Рецензия: Industries of the Future by Ross. 4/5 и 19%.

img_3367Про прогнозы будущего есть совершенно разные книги. Например, Kevin Kelly — The Inevitable — это анализ от признанного визионера-гуру на тематику, куда придет мир. Bhargava. Non Obvious 2017. 5/5 и 12% — это ежегодный альманах от трендолога, специализирующегося на раннем выявлении тенденций. Klaus Schwab ‘The Fourth Industrial Revolution’ 3/5 — официальная публикация от Всемирного Экономического Форума с их трактовкой, что в мире происходит.

Почему вдруг я решил прочитать четвертую за год книгу на эту тематику? Алек Росс работал старшим советником по инновациям в Белом Доме, поэтому налетал вокруг земли пару десятков раз в поисках тенденций в самых разных уголках нашей планеты. Понятно, что в официальную публикацию попала только толика того, что он сам видел. Но взглянуть на мир, словно из Белого Дома, точно стоит. Тем более, что книга разбита всего на шесть отраслей, где будут деньги и работа.

Итак, инвестировать капиталы и свои усилия можно сюда:

Раз. Роботы. Все, что с ними связано, от программирования, до изготовления и техобслуживания. Логика очень простая и видна по Японии и Корее. Из-за быстрого старения населения с одновременной открытостью к новым технологиям на Востоке роботизация будет происходить гораздо быстрее, чем мы ожидали. Южная Корея сейчас один из сильнейших центров роботехники. Для чего нужны роботы? Если в семье старые родители и мало детей, то первая роль роботов — сиделки, медсестры, няньки и домохозяйки.

Два. Геномика. То, как за последнее поколение поднялась отрасль ИТ, так же в ближайшем поколении вырастет геномика — все, что связано с программированием, но не на уровне 0-1, а на уровне аминокислот ДНК. Эмбриональный дизайн, чтобы дети были без наследственных заболеваний. Лечение рака. Предотвращение старения. Лечение дегенеративных болезней. Скорость прогресса в данном направлении феноменальна, и Китай имеет рекордные количества установок по секвенированию генома. Так что здесь Геномная Долина скорее будет в Пекине. Здесь будет триллион долларов.

Три. Кодификация. Денег, прав, транзакций. Деньги построены на доверии к государству. Поэтому они имеют стоимость как функцию этого доверия. Если можно построить механизм, что деньги могут быть построены на алгоритмизированном доверии, то государство не нужно. Появились криптовалюты. Права удостоверяют документами, реестрами, записями, нотариусами и госорганами. Если использовать блокчейн, то права могут быть удостоверены публичной распределенной сетью. Транзакции в таком мире проводятся трансгранично и без юристов, что устраняет роль государства. Кодификация сносит границы денег, контроля прав и фиксации транзакций.

Четыре. Военизация программного обеспечения. Из-за того, что практически все, от «умных домов» до установок обогащения урана управляется электроникой — можно взламывать что угодно. От веб-камер и холодильников, до замков дверей и освещения. От кардиостимуляторов до перехвата управления джипа Чероки прямо на ходу. От электростанций и сетевого хозяйства, до промышленного производства. Поэтому отрасль защиты, тестирования, контроля безопасности растет невероятными темпами — произойдет еще десятикратный рост услуг и решений по ИТ-безопасности.

Пять. Данные вместо нефти. Новое богатство заключается в том, что кто держит данные/информацию — тот может зарабатывать. Рост состоит не в продаже коммодити (нефть и т.п.), а в продаже и использовании данных. Банк — теперь воспринимается не как институт умножения капитала, а как источник данных, кто кому должен и у кого какие транзакции. Вырастет финтех, отвечающий на вопрос общего уровня риска банка на каждого контрагента. Сельское хозяйство теперь может работать на микромоделировании орошения и удобрения, радикально снижая расходы. Вырастет отрасль интеллектуализации земледелия и животноводства. Ну, а тайна личных данных, несмотря на попытки их защищать — уйдет в прошлое. У каждого будет рано или поздно свой личный PR скандал.

Шесть. Открытость. Автор берет примеры двух стран, начавших с одного уровня. Эстонии и Белоруссии. Эстония считается сейчас одной из наиболее открытых электронифицированных и теперь обеспеченных стран мира. Белоруссия остается одной из наиболее закрытых и до сих пор бедных стран мира. Автаркия (расчет на свои силы) не работает как механизм роста. Капитал, умы и руки текут туда, где открыто, оттуда, где закрыто. У Эстонцев все, от обучения, до медкарт и удостоверений — заведено в электронный формат. В 1990-х задача правительства состояла не в том, чтобы индустриализироваться, а в том, чтобы сразу перепрыгнуть в следующий технологический уклад. Им удалось.

Вывод автора. Пусть ваши дети сразу учат язык программирования, это азбука.

В первых 100 страниц 19 закладок или 19% содержательности. В книге 19%.

Вы можете отслеживать рецензии в Goodreads, Instagram, Facebook, Telegram, VK и Twitter.

По данной тематике из рецензий можно еще прочитать:
Martin Lindstrom ‘Small Data’ 5/5 и 14%
Bhargava. Non Obvious 2017. 5/5 и 12%.
Lee Kuan Yew ‘From Third World to First’ 4/5 и 16%
Harari ‘Homo Deus’ 3/5 и 16%.
Klaus Schwab ‘The Fourth Industrial Revolution’ 3/5

На прошлой неделе опубликовали Who Rules the World by Chomsky. 4/5 и 17%