Русская модель управления. Прохоров

Книга Александра Прохорова написана в 2001 году по итогам девяностых и опирается на анализ модели работы русской цивилизации нескольких сотен лет.

Я решил перечитать эту книгу, взяв ее с далекой полки, найдя в ней сонм старых подчеркиваний. И, если в прошлый раз она оставила у меня отрицательное впечатление, то сейчас в ней я нашел больше мудрости.

Что такое «русская модель управления» по Прохорову?

Раз. Мобилизация или стабильность.

Цивилизация может быть в «сверхмобилизированном» состоянии, что означает, что все правила и нормы обнуляются разом и появляется возможность делать то, что требуется в моменте.

Под гнетом приказа, жестких наказаний можно эвакуировать производства во Второй мировой. Можно бросать взвод на взятие высоты. Можно организовать продразверстку. Тогда будет результат в виде индустриализации, побед, спутников, засечных черт и так далее.

Но с другой стороны, как только сверхмобилизированность теряет актуальность, то в частности, русская модель управления уходит в стабильность, которая является особенной цивилизационной ценностью. Стабильность — то есть неизменность правил, когда завтра не отличается от вчера.

Два. Слово против законов природы.

Профессиональная деформация в результате циклов мобилизации приводит к тому, что руководители начинают считать, что мнением, словом, приказом можно отменять естественные законы природы.

Можно перегнать состав за сутки на две тысячи километров. Можно приказать мегаваттам возникнуть из оборванной ЛЭП от разрушенной электростанции. Можно остановить девальвацию. Можно приказать самолету лететь быстрее конструкторской скорости.

Эта вера возникает из-за того, что в сверхмобилизации не остается рычагов управления, кроме как требовать от более низких уровней иерархии делать невозможное при отсутствии ресурсов. Тем более, что наказывают не тех, кто выпустил невозможный приказ, а тех, кто его получил и не исполнил.

Три. Параллельные вертикали контролей.

Прохоров показывает, что в истории русской цивилизации параллельные вертикали контролеров, советников, доносчиков были всегда. Представитель центра. Партийная вертикаль. Церковь как часть государства. А потом представитель акционера. Смотрящий. И так далее.

Контроль — это парадокс русской модели управления, потому что в ней важно не сделать, а взять на контроль, чтобы найти виновного, кто не сделал. Эта модель постоянно увеличивает штат и живет до следующего кризиса или сверхмобилизации. Корень причины: в недоверии — чужим, а доверии — только «своим».

Четыре. Централизация.

Идея делегирования редка и чужда. Если можно контролировать из центра, то почему не приказывать из центра. Что делать. Как делать. Регулировать.

Это необходимо, потому что есть вера, что люди сами не могут сделать правильно, поэтому надо приказать делать правильно. А с другой стороны, в модели управления это позволяет снять ответственность. Ведь приказано было сделать так, а не иначе.

В такой модели обязательно запускается контур гипер-суперпересогласований всех и у всех. И чем больше подписей под приказом об ознакомлении, о его визировании, согласовании, тем меньше ответственность каждого из участников.

Пять. Материальное уравнивание.

Общинная уравниловка, затем социалистическая уравниловка означали, что заработать прямо было невозможно. Только через левый шабаш. Приработок. Халтурки. Обвес и обмер. Иностранные купцы так и отмечали, что с русскими торговаться очень опасно. Нельзя верить ничему. Потому что проще заработать втемную.

Уравниловка приводила к парадоксу: материальное богатство и капитал считались обесцененными, но позволялось среди близких гордиться тем, что удалось заработать что-то, что не относилось к легальному заработку.

Итог.

С 2001 года прошло двадцать лет. Многие иллюстрации из книги уже кажутся нерелевантными и неработающими. Мы еще на поколение отдаляемся от той эпохи. У нас появляется больше открытости. Больше меритократии. Больше конкуренции. Но не стоит забывать историю.

Еще на эту тематику из книг и других публикаций можно прочитать:
Конституционное право России.
No a la impunidad. Baltasar Garzon.
SPQR by Mary Beard.
Bankers & Bolsheviks by Hassan Malik.
In From The Cold by Peter Westin. 5/5.
From Third  World to First. Lee Kuan Yew. 4/5 и 16%.

На прошлой неделе опубликовали: The Fix by Tepperman.

Все публикации копируются в канал Телеграм.

Позиции в статьях отражают частное мнение автора в частном блоге и не могут быть официальным заявлением или публичной рекомендацией от имени компании-работодателя.