Р: Bankers & Bolsheviks by Hassan Malik

img_0316Это книга, которую можно было написать только тем, кто имел доступы к архивам коммерческих и инвестиционных банков континентальной Европы, Англии и Америки. Она бесподобная, потому что разбирает историю вековой давности не с позиций, кто финансировал революцию. Про это написано много книг. А с позиций, что творилось в финансах Империи, что сделало ее хрупкой.

«Банкиры и большевики» — про финансы Российской Империи, как были устроены госфинансы, и как финансировалось развитие с выходом на пик 1913 года. Весь 19 век и до декабря 1917 года Империя считалась абсолютно надежным заемщиком, в рейтингах уступающей только Англии и Франции. Репутация по государственному долгу была безупречной.

Фондирование развития Империи в эпоху Витте и Столыпина шло по абсолютно простой формуле. Есть Франция. В ней есть банки и биржа. Выпускается госдолг Российской Империи, а французские банки по своей сети и через биржу размещают их среди в основном французского населения. Ну, еще было через Германию, но в гораздо меньших объемах.

Этот конвейер размещения госдолга был отработан и отполирован так, что сомнений в его надежности не было очень долгое время. А во Франции всегда находились желающие купить безупречный пятипроцентный имперский долг. Витте и Столыпин особенно не стимулировали и не спрашивали про доступ к капиталам Англии и Америки.

И, оказалось, что диверсифицировать нужно не только активы, но и пассивы. У Франции были свои проблемы с ликвидностью, так что капитал там было в отдельные моменты поднять сложно. Потом в России случился 1905-1907 год, в который доверие к Империи, проходящей через революционное движение, снизилось. В этот момент была попытка выйти на Англию.

Но это требовало построения репутации. Репутация среди английских и американских банков была никакая. Потому что они не имели опыт работы с Россией, а Российское министерство финансов не умело работать с ними. Поэтому, когда началась война с Германией в 1914 году, то у Франции способность фондировать Россию закончилась, а в Англии и в Америке репутации не было.

И Россия вошла в историю пиком 1913 года, потому что начиная с этого момента была не столько потеря территорий, сколько потеря возможности фондировать внешними займами развитие экономики, как прежде. И военные расходы пришлось покрывать за счет печатного станка. А по расчетам, если бы создать репутацию заемщика с английскими и американскими банками заранее, то военные расходы можно было бы покрывать обычными займами.

Печатный станок — инфляция — недовольство. И к 1917 году страна подошла с тысячапроцентной инфляцией и продовольственными бунтами да стачками.

Наступил октябрь 1917 года. У большевиков выбор был сделан заранее. Сепаратный мир с Германией + дефолт по госдолгу Империи. Дефолт декабря 1917 года, если считать через золотой эквивалент, является крупнейшим дефолтом в истории мира в принципе, на уровне от полутриллиона долларов и больше в современном измерении.

Фотография к статье простая. В гостинице «Националь» был штаб революции в Москве и одновременно в нем же было открыто отделение в ноябре 1917 года предшественника Citibank, который рассчитывал делать бизнес с Россией. Закрылось в августе 1918 года и на восемьдесять лет Ситибанк ушел из России.

Еще на эту тематику из книг и других публикаций можно прочитать:
Modern Monetary Theory Hype
In From The Cold by Peter Westin. 5/5.
The Shadow Market by Eric Weiner. 4/5 и 18%.
Clinton Cash 3/5 и 22%.
Письмо №69. Шестьсот тысяч тонн госдолга.

На прошлой неделе опубликовали: Р: Straight From The Gut by Jack Welch, 5/5.

Все публикации копируются в канал Телеграм.

Позиции в статьях отражают частное мнение автора в частном блоге и не могут быть официальным заявлением или публичной рекомендацией от имени компании-работодателя.