Рецензия: The Demographic Cliff by Harry Dent. 4/5 и 18%.

img_2952Про механизмы прогнозирования будущего есть три крутых автора. Нассим Талеб с «Черным лебедем» и «Антихрупкостью«. Нейт Силвер с «Сигналом и Шумом» и Харри Дент с «Демографической пропастью».

В отличие от Талеба и Силвера — Харри Дент не использует сложные модели, а просто опирается на простые постулаты:

  • Люди рождаются и умирают (ну и мигрируют тоже).
  • На жизненном пути у них есть предсказуемое поведение.
  • Это поведение транслируется в политику и экономику.

Демографический анализ чем хорош — что дает предсказание на десятилетия вперед. Например, плохая рождаемость 1990х и бум 2000х вполне были предсказываемы демографическими моделями.

Книга получила 20 закладок на первые сто страниц, или 20% содержательности. Во всей книге 18%. Оценка за интересность 4/5.

Харри Дент в итоге дает ответы на вопросы. Кто будет расти? Во что вкладываться в инвестиции и в сбережения? В каких странах не стоит рассчитывать на безоблачное будущее?

Люди рождаются и умирают — этот постулат означает, что количество населения в следующем году легко рассчитывается через половозрастную пирамиду и коэффициенты рождаемости-смертности. В принципе, прогноз на горизонт одного поколения весьма надежен. А 25-50 лет — это очень обширная перспектива. Поэтому, Дент берет статистики по регионам мира и смотрит, с поправкой на миграционные потоки, где будет не просто больше населения, а где будет больше РАБОТОСПОСОБНОГО населения. Выясняется, что в США, в Европе, в Китае — работоспособное население уже падает либо будет падать. Лидером являются Япония, Германия и Россия. Самый показательный пример — Япония, где сокращение идет уже целое поколение. Сжатие населения означает сжатие экономики, с раскручиванием долгового пузыря на содержание пенсионеров. Перспектива — в Юго-Восточной Азии, исключая Китай — в этом регионе рук будет добавляться. В Африке, кстати, тоже, но там нет нормального капитализма.

На жизненном пути у людей предсказуемое поведение. Например, первую машину покупают в 25, женятся в 26-27, первый ребенок в 28, первая собственная квартира в 31, апгрейд до нового дома в 41, пик расходов в 46, кабриолет в 48, расходы на оплату образования в 51, ремонт дома в 54, медицина 58-60, круизы в 70, ну и в конце концов есть предсказуемый возраст клиента гробовщика. Это означает, что нарезая статистику по населению по возрастным стратам — можно предсказывать, когда какие отрасли находятся в буме, а когда сама экономика находится в буме. Подобная аналитика объясняет, почему в падающих по работоспособному населению экономиках будут расти отрасли домов престарелых и гериатрической медицины, а в ЮВА подавай дома и автомобили.

Это поведение транслируется в политику и в экономику. Кроме механизма трат населения, есть пенсионная система, медицинская система и соцзащита. Что Европа, что США взяли на себя в года роста работоспособного населения повышенные социальные обязательства. Сейчас практически все развитые страны закредитованы на сотни процентов ВВП. Эта закредитованность имеет явную форму в виде госдолга и неявную форму в виде обязательств по пенсиям, лечению и содержанию следующей волны пенсионеров. Политики легко наобещали то, чего не будет. Пенсионный возраст ни в развитых странах, ни даже у нас в России не поднимался с достаточной скоростью за ростом продолжительности жизни. Фактически, если вы дожили до пенсии, то еще двадцать лет жизни по статистике у вас есть. Итого получается, что полжизни тебя содержат, полжизни ты работаешь. Экономика так не может.

Кто будет расти? Вьетнам, Индонезия, Филиппины, Индия — в этих странах следующее работоспособное поколение крупнее предыдущего. Там будет потребление, там будет экономрост, там будет инвестрост. В Китае произошла переинвестиция на фоне последствий политики одного ребенка. В Корее повторяется история Японии. В принципе, человечество отличается интересной особенностью — как только появляется средний класс, улучшается качество жизни и девушки идут за высшим образованием — то способность к разможению резко снижается. Повышенная рождаемость остается у бедных (а что им делать) и богатых (есть на что делать). Часть стран пытается отыгрываться программами поддержки материнства (Скандинавия), часть стран замещала иммиграцией (США). Но в принципе, если фертильность упала (детей на женщину), то ее уже особенно не поднимешь.

Во что вкладываться в инвестиции и в сбережения? Поскольку большинство развитого мира стоит перед демографической пропастью трудоспособного населения, то рассчитывать на долгосрочный рост фондового рынка нет смысла. Деньги будут с него уходить, чем приходить. Поэтому фондовый рынок будет в провале уже ближайшее десятилетие. По видимости, будет похоже на 1930-е года, хотя центробанки и борются денежными вливаниями. Недвижимость тоже будет недорогой, так как домов много, а населения, желающего купить дом (возраст 31-41) меньше. Мы не говорим про мегаполисы и столицы, где приток иммигрантов. Мы в целом про страны. Долговой рынок тоже будет находиться в кризисе из-за надвигающегося делевериджа. Поэтому у Дента рецепт простой — кэш, причем в счетах, против которых нет выдачи кредитов. То есть не на сберсчете, а на инвестсчете. После периода нормализации — покупать индексы ЮВА.

В каких странах не будет сильного восстановления после кризиса? Дент считает, что у США впереди проблемное будущее. Долги, состоявшаяся деиндустриализация, кризис строительства и накопленные долги, особенно с обязательствами по Social Security, Medicare & Medicaid. Поэтому вдолгую США выиграют только с поддерживанием иммиграции (а чистой иммиграции больше нет). Европа еще хуже, чем США. Германию можно моделировать на Японии — сокращение на пятую часть за одно поколение. У России есть БОЛЬШОЙ плюс в виде практически незакредитованности частного сектора, бизнеса и государства, за исключением пенсионных обещаний. Но у России сокращение трудоспособного населения идет в полную силу.

Вывод: дома престарелых в США, круизы в развитых странах, автомобили в ЮВА и недвижимость в Индонезии — вот где деньги лежат.

По данной тематике из рецензий можно еще прочитать:
Bhargava. Non Obvious 2017. 5/5 и 12%.
Roubini, Mihn ´Crisis Economics´ 5/5
Lee Kuan Yew ‘From Third World to First’ 4/5 и 16%
Todd Buchholz ‘The Price of Prosperity’ 4/5
Russ Koesterich ‘The Ten Trillion Dollar Gamble’ 3/5
Klaus Schwab ‘The Fourth Industrial Revolution’ 3/5

А также из стратоновостей в тему:
Города будущего вместо стран и Соединенные Острова Америки.
Неизбежность подоходного налога на роботов.
Work till you drop.

Ну и шедевр сайта: Письмо №68.

Вы можете отслеживать рецензии на Goodreads, Instagram, Facebook, Telegram, VK и Twitter.