The Battle for Uber by Mike Isaac. 5/5

img_0848Почему Тревис Каланик смог создать единорога, захватить сотни городов и десятки стран, построить прорывную компанию, но потерять контроль. Как так получилось, что совет директоров и венчурные фонды смогли отодвинуть Тревиса с позиции СЕО и поставить своего СЕО.

Кратко историю Убера можно расписать так, что стартовый капитал с прежних стартапов + упорство и пробивной характер дают возможность пройти по грани законодательства и создать огромную компанию. Но эти качества не дают возможности ей управлять, ее развивать и сделать ее публичной. Почему?

Как Тревис стал отцом-основателем? Сначала сделал две файлошеринговых компании, которые смог продать, и не просто, но удалось сделать небольшой стартовый капитал. Через терпение, выжидание годами, кто бы мог быть покупателем, переторговку по цене, огромные конфликты с венчурными фондами и так далее.

К тридцати годам Тревис уже имел и репутацию, но не сильную, и капитал, но не большой. Соответственно, есть где жить, на что жить, но очень высокая мотивация строить нового единорога.

В Сан-Франциско все туго в нулевых было с такси. Не всегда вызвонишь, не всегда поймаешь, поэтому идея приложения для телефона появилась сразу, как вышел айфон. Первые версии Убера были с компьютера, ориентированные на вызов не «желтых», а «черных» авто, которые работали без медальона.

Место пустым не бывает, быстро появились такси-приложения, ориентированные на работу с непрофессиональными водителями. Поэтому Убер открыл такую же секцию у себя. Далее формула роста оказалась простой. Бери капитал и захватывай новый город. Она работала.

Да, по пути получился набор «серых» решений и конфликтов с муниципалитетами. Потому что Убер уничтожал легальные лицензированные такси. Плюс мошенничество, когда клиенты и такси пытались получить денежные компенсации от Убера.

Убер шел по грани закона, работал на мачо-культуре и нанимал сотрудников из спецслужб, чтобы решать проблемы мошенничества, утечки данных и бороться с блокировками от муниципалитетов. Этот подход давал рост, но не давал репутации. Бренд Убера стал состоять из двух компонент. Одна сильная, про рост и инновации. Другая ядовитая — про конфликты, риски, мачизм.

Альфа-самцовая культура стала раз за разом приносить, кроме роста и захвата рынка, проблему за проблемой. Потому что мачизм захватывает рынок, но не дает выстроить нормальную культуру развития уже созданного. Проблемы решаются заливанием капиталом. А по пути появляется скандал за скандалом.

Скандалы про вечеринки Убера.

Скандалы про дискриминацию.

Скандалы про беззаконие.

Скандалы про Тревиса, который ничего не слышит.

Компания выросла, а Тревис остался подростком. Просто компания уже стоит десятки миллиардов долларов, а Каланик ведет себя, как со стартапом на миллион.

Венчурные инвесторы нашли способ сделать пиар и юридический бунт, чтобы выставить Тревиса летом 2017 и заменить его на СЕО из Expedia, чтобы обеспечить выход компании на IPO. Тревис стал миллиардером. Потерял любой контроль над Убер. Уехал в Майами, стал в ночных клубах знакомиться с девушками и говорить, что он миллиардер.

Вот такая отдача на вложенный капитал.

Еще на эту тематику из книг и других публикаций можно прочитать:
When Genius Failed by Lowenstein. 6/5.
The Sharing Economy. 3/5 и 17%.
В чем разница Элона Маска и Тревиса Каланика?
Как Амазон уничтожит и заработает.

На прошлой неделе опубликовали: Dream Big by Cristiane Correa and Jim Collins.

Все публикации копируются в канал Телеграм.

Позиции в статьях отражают частное мнение автора в частном блоге и не могут быть официальным заявлением или публичной рекомендацией от имени компании-работодателя.