Р: Bad Blood by John Carreyrou. 5/5.

img_0249Превосходная книга, прямо аналог The Smartest Guys in the Room. Про то, как можно собрать девятьсот миллионов долларов от инвесторов, получить оценку стоимости бизнеса от 6 до 9 миллиардов долларов, попасть на обложки уважаемых журналов.

А затем стать эпицентром скандала после журналистского расследования. Потерять свою долю, пост, получить запрет на занятие руководящих позиций, попасть под штрафы и уголовное расследование. Путь к миллиарду и обратно. От неоконченного Стэнфорда до СЕО уважаемого стартапа и на дно.

Элизабет Холмс в 19 лет на втором курсе бросила обучение в Стэнфорде и основала стартап с идеей по одной капле крови проводить множество тестов. То есть под идеей не брать кровь из вены, а уколоть палец, взять капельку и получить все ответы.

Идея блестящая для стартапа из Силиконовой Долины, потому что в ней соединяются множество красивейших желаний:

  • Сделать миниатюрное и быстрое решение, упакованное в хайтек.
  • Осуществить высшую миссию быстрого анализа и ранних диагнозов.
  • Спасти человечество от фобии забора крови из вен.
  • Дать решение для медицины катастроф (от аварий до военной).
  • Увидеть первую девушку, сделавшую свой миллиард в Долине.

Все эти мечты сошлись на Элизабет Холмс, которая с энтузиазмом стала разрабатывать компактное решение.

Пока не выяснилось, что взять и найти способ по одной капле крови на одном картридже размером с кредитную карточку сделать быстрый и надежный диагноз — не удается. Не получается, потому что даже близко нет таких технологий, чтобы пятьдесят образцов антител поместить так компактно. Потому что капля крови из пальца отличается по составу от венозной.

Поэтому у Элизабет был выбор. Либо сознаться, что идея не работает и закрыть стартап. Либо удвоить маркетинговые усилия, продолжать собирать капитал и инвесторов и надеяться, что получится альтернативное решение. Но, альтернативные решения не удавались, их качество даже близко не соответствовало индустриальным стандартам.

В этот момент сумма маленьких неправд стала нарастать в ком большой лжи. Чтобы «потемкинский» стартап мог дальше существовать, Элизабет Холмс как СЕО, и ее тайный любовник Рамеш Балвани как СОО, сделали несколько уровней напускания тумана.

Раз. Они сделали внутри компании две лаборатории. Одна со стандартным оборудованием, куда можно было приводить сертифицировать представителей надзорных органов. И одна секретная с их оборудованием, которое не очень-то работало.

Два. Они устраивали живые демонстрации своего оборудования. Но результаты показывали с хорошим опозданиям, делая тест на настоящем стандартном оборудовании, дополнительно редактируя его на вылетах за пределы нормальных диапазонов.

Три. Они ударили по рукам с двумя большими сетями аптек и магазинов. Walgreens и Safeway. И на этих предварительных договорах убеждали остальных, что вот, смотрите, эти согласны, а вы что думаете. И, от страха упустить возможность разбогатеть, слушатели соглашались.

Четыре. Они врали, что их оборудование используется в армии, на театре боевых действий. Эта ложь сходила с рук, потому что никто не заботился сделать due diligence, то есть проверить, что слова не расходятся с реальными делами.

Пять. Они завели на совет директоров невероятное количество ультрарепутационных фигур. От Генри Киссинджера, до бывших руководителей администрации президента и армейских генералов. Неважно, что никто из них в гематологии ничего не смыслил.

Шесть. Они жестоко выстраивали имидж секретности. От бронестекол в офисе, до камер, бодигардов и запрета сотрудникам рассказывать про работу. а затем запугивали тех, кто мог что-либо рассказать, спуская на них самых агрессивных юристов Калифорнии.

Семь. Они преследовали даже тех докторов, которые осмелились высказываться, что тесты их компании регулярно отличаются по результатам от старых добрых проверенных стандартных лабораторий.

Все раскрылось, потому что журналист Wall Street Journal положил три года жизни на расследование. Он долго и упорно собирал фактуру по крупицам, потому что все были так запуганы, что боялись говорить. Юристы Theranos пытались давить на газету даже через акционера WSJ. Руперт Мердок вложил сам в Theranos сто миллионов долларов. Элизабет Холмс просила его прекратить расследование, но Руперт сказал, что доверяет редакторам.

Да, Мердок потерял сто миллионов в этом стартапе. Но не поставил палки в колеса журналистам своей же компании.

В сентябре 2018 года компания Theranos прекратила свое существование.

Какие выводы, что надо делать иначе:

  • Верить фактам, а не словам. Доказанной статистики по тестам инвесторам не предоставлялось.
  • Видеть компетенции, а не бренды. Если на Совете Директоров видные фигуры, но не из этой тематики, то цена им грош.
  • Слышать критику, а не верить эмоциям. Если профессионал обоснованно говорит, что это не работает, то лучше верить ему.

Еще на эту тематику из книг и других публикаций можно прочитать:
Due Diligence by Rankine, Stedman, Bomer. 4/5 и 19%
Quality of Earnings by O’Glove. 5/5 и 21%.

На прошлой неделе опубликовали Р: The Four by Scott Galloway. 6/5.

Все публикации копируются в канал Телеграм.

Позиции в статьях отражают частное мнение автора в частном блоге и не могут быть официальным заявлением или публичной рекомендацией от имени компании-работодателя.