Р: Data and Goliath. 5/5 и 19%.

img_0004-1Давно мы не брали в руки такой книги, что за одну субботу читалась бы от начала и до конца. Автор — спец по кибербезопасности и криптографии, советник в Конгрессе США. То есть топовый автор на тему, как за нами следят и что про нас знают.

Кстати, именно эта книга объясняет, почему надо читать бумажные. Потому что про электронные, например Kindle, вся ваша информация о ходе чтения, скорости, предпочтениях и даже геометках, где вы находитесь — не является приватной. За вами следят прямо затем, как вы читаете.Если вернуться в историю, то пример ФБР показывает, что личная слежка за человеком стоила легко по 70000 долларов в месяц. Потому что постоянное наблюдение и отслеживание требует усилий бригады специалистов и техники. Поэтому прайваси существовало, так как даже все ФБР не могло одновременно по стране вести более 2000 человек. Но те времена ушли.

Первое, и очевидное изобретение, которое упростило слежку — это поголовная электронификация всего. От расстановки камер на улицах и идентификации людей и машин в реальном времени. До того, что у каждого в кармане смартфон, работающий не хуже сыщика, «хвоста» или «жучка».

Второе, менее очевидное, но более мощное изобретение — это умение работать с метаданными. То есть данными о данных. Не контент звонка, а место и адресат. Не текст письма, а броузер и заголовки. Не само бумажное письмо, а фото конверта с двух сторон.

Оказывается, для понимания происходящего или слежки по сути не требуется знать контент. Достаточно знать контекст. Если вы звоните на горячую линию по раковым заболеваниям. Затем ваш телефон отмечается в сотовой вышке у спецаптеки. Потом через банк проходит транзакция на существенную сумму. Сразу понятно.

Метаданные раскрывают нашу жизнь чуть более, чем полностью. Интрижка — будет видна в частоте переписки и в просмотре фото в соцсетях. Деловые партнеры и места переговоров известны сотовым операторам. Шопинг и структура расходов понятны банку. Даже если нет чека, то по месту покупки будет ясно, что там скорее всего.

Поскольку метаданные для АНБ не являются конфиденциальными, а именно в штатовском законодательстве они не защищены как сам контент, то про вас все известно. С кем переписываетесь (заголовки имейлов). Где тратитесь (Виза). Где находитесь (есть протокол локации телефона).

Поэтому селективная слежка заменилась на глобальную, постоянную, универсальную. Сама дешевизна хранения данных означает, что информация теперь может держаться вечно. Из этого есть простое следствие. Если Билли мог сказать, что он курил, но не затягивался, то соцсети будут хранить фото миллениалов с beer pong competition на века вечные.

То есть ваши развлечения молодости легко доставаемы через десятилетия, когда вы станете кандидатом на топ-менеджера или на выборную позицию. Набили татуху и выложили на инсту? Послали фото с пьяной вечеринки? Попали на домашнюю секьюрити камеру голым? Вся эта информация — неудаляема. Точка.

Вывод. Либо забить, либо самоцензурироваться, либо бороться. Европейцы сделали драконовские (по сравнению с США) законы о защите частной жизни. У них работает право на запрос данных и право на забвение. Например, австриец отсудил у Фейсбука все 1200 страниц своей истории действий. А еще можно затребовать у Гугля удалить ссылки на себя.

Прайваси больше нет.

В книге 20 закладок на первые 100 страниц или 20% содержательности, во всей книге 19%. Интересность 5/5.

Еще на эту тематику из книг можно прочитать:
Martin Lindstrom ‘Small Data’ 5/5 и 14%
Mayer, Cukier ‘Big Data’ 3/5 и 9%
Klaus Schwab ‘The Fourth Industrial Revolution’ 3/5

На прошлой неделе опубликовали Р: What Every Body is Saying by Navarro. 4/5 и 20%.

Все публикации копируются в канал Телеграм.

Позиции в статьях отражают частное мнение автора в частном блоге и не могут быть официальным заявлением или публичной рекомендацией от имени компании-работодателя.