The Fifth Risk by Michael Lewis

img_0335-1Есть риски частые и редкие и есть риски малые и большие. Итого дважды два — четыре категории. А есть еще риски пятого типа. Об этом книга.

Но это не «черные лебеди» Талеба. Потому что «черные лебеди» — это редко, но очень большие.

Пятая категория — это риски управления. Когда в принципе нет системы анализа, действия, контроля, корректировки. Поэтому любой риск начинает вызывать цепную реакцию или каскад новых проблем.

Майкл Льюис анализирует цепочку событий перехода управления госаппаратом в два миллиона человек два года назад. Тогда в Штатах этот процесс после избрания Дональда пошел чуть иначе обычного.

Это произошло постольку, поскольку Трамп в принципе не формировал полную команду на планирование перехода к власти. Transition team является важной частью кандидатской команды. Задача простая — на каждую топовую вакансию госаппарата поставить своего человека. Это несколько сотен людей.

Но Трамп выиграл, и оказалось, что скамейка запасных сформирована не полностью. Поэтому многие министерства, ожидая приезда новых министров, подготовили папки со стартовыми материалами, проекторы с презентациями и кабинет с креслом — но самих в первые недели не дождались.

То есть получилось, что прежние руководители запаковали свои вещи и съехали, а новых президент еще не успел выбрать и поставить. Поэтому первые полгода были особенно сложными из-за разорванной цепочки управления. Когда между Белым Домом и госаппаратом не хватало проводников.

И что произошло?

А система выдержала этот удар. Потому что процедуры, процессы, команды могли продолжать работать по накатанному порядку. Рутинные операции выполнялись, госаппарат работал. Но лидерского указания, куда двигаться и как двигаться, не хватало.

С одной стороны министерства привыкли, что верхушка меняется каждый цикл выборов. И технократически готовы выполнять то, что дают новые руководители, даже если курс меняется на 180. Но новый курс объявлялся президентом, а здесь в отсутствие проводников распределить указания Белого Дома в министерства не особенно удавалось.

Система госуправления выдержала этот тест. А почему? Потому что в системе госуправления 99% операций уже было прописано и регламентировано.  Но эти операции — это текущие.

С другой стороны. Проблемы возникают с долгосрочными операциями. То есть в ситуации, когда стоит задача снизить дефицит госбюджета, то именно стратзадачи начинают резаться. А это опасно.

Например, есть три миллиарда бюджета на расчистку территорий после атомного «манхаттанского проекта». Это в штате Вашингтон, в Хэнфорде, где на огромной территории есть закрытые производства и могильники, за которыми нужен глаз да глаз. Эта задача не на год, а на десятки лет, может даже на сто лет. Чтобы она выполнялась, нужен всегда лидер.

Или есть расходы на метеорологию. Чтобы данные собирались. Чтобы зонды запускались.Чтобы погодные спутники летали. Чтобы вся машина прогноза погоды работала. Как получается, инфраструктура же государственная, а зарабатывают частные. Если просто взять и соптимизировать в департаменте коммерции бюджет на сбор данных, то кто будет погоду предсказывать?

Вывод: любая хорошо сработанная корпорация текущую деятельность без присутствия лидера может делать достаточно долго. А вот стратзадачи начинают оказываться без хозяина.

Еще на эту тематику из книг и других публикаций можно прочитать:
Fire and Fury by Michael Wolff. 5/5
Почему процесс побеждает.
Clinton Cash 3/5 и 22%.
№40. Who is Mr. Trump.

На прошлой неделе опубликовали: Bankers & Bolsheviks by Hassan Malik.

Все публикации копируются в канал Телеграм.

Позиции в статьях отражают частное мнение автора в частном блоге и не могут быть официальным заявлением или публичной рекомендацией от имени компании-работодателя.