The House of Morgan by Chernow. 5/5

img_1226Банковскому дому Морганов уже за полтора века. Ранее я читал в рамках истории Федеральной Резервной Системы, как Джон Пьерпонт спасал Уолл стрит во время банковских паник, объединяя разрозненных коллег за один стол, убеждая действовать вместе.

Читая про это, и смотря на название банка JP Morgan, я думал, что с Джона Пьерпонта все и начиналось. За чтением книги сразу стало понятно, что история гораздо глубже. Отцом-основателем банковской империи Морганов был человек не с фамилией Морган. Его звали…

…Джордж Пибоди, который был американским банкиром в Лондоне, отвечал за связи Старого и Нового света. У Джорджа Пибоди младшим партнером по банковскому бизнесу работал папа Джона Пьерпонта — Юниус. Юниус стал партнером Джорджа с простым условием, что Пибоди отдаст Моргану активы после окончания карьеры.

Пибоди активы не отдал не все, но Юниус Морган уже сам обзавелся связями, репутацией и капиталом, чтобы возглавить банковскую компанию Пибоди, ее переименовать, и ее развивать. Так Морган стал Морганом. У Юниуса родился сын Джон. Джону дали развивать Америку.

Джон Пьерпонт строил американскую ногу британского банка с американскими корнями. Для этого он стал партнером с Дрекселем (тем самым, который век спустя Майкл Милкен разорил в 1980-ых годах). И продолжил политику, заложенную Джорджем Пибоди в виде фейсконтроля клиентов.

Чтобы стать клиентом Моргана, нужно было иметь репутацию и получить представление. Это позволяло Морганам держать конкуренцию на удалении, потому что аура эксклюзивности и стиля закрытого клуба позволяла иметь самых весомых клиентов и входить в самые интересные сделки.

К началу двадцатого века JP Morgan был неоспоримым лидером и акулой банковского бизнеса штатов. С трансконтинентальной репутацией. С историей создания и управления отраслевыми трастами. С обширными государственными связями. Именно этот репутационный и политический капитал позволял Джону быть гарантом стабильности системы во время кризисов.

Джон был не самым общительным человеком, а репортеров вообще тростью от себя отгонял. И верить — людям особенно не верил. Его империю унаследовал сын Джек, который был и экстравертом, и в людей верил, пока мир не заставил быть гораздо осторожнее, да менее доверчивым.

Джек провел банк через ревущие двадцатые, сделав его международной империей, дипломатической сетью и полноценным инвестиционным банком. Далее великая Депрессия и оставшаяся часть вековой истории. Об этом можно прочитать в этой семисотстраничной биографии Морганов от Рона Чернова.

Еще на эту тематику из книг и других публикаций можно прочитать:
Titan. The Life of John D. Rockefeller. 4/5 и 9%.
In Fed We Trust. Мы верим в ЦБ.
The Alchemists by Neil Irwin. 5/5 и 19%.

На прошлой неделе опубликовали: Universe. The Definitive Visual Guide.

Все публикации копируются в канал Телеграм.

Позиции в статьях отражают частное мнение автора в частном блоге и не могут быть официальным заявлением или публичной рекомендацией от имени компании-работодателя.