Н: Супербаги или резистентность.

За что мы любим сайт Zerohedge, так это за умение раскопать интересную мегатрендовую новость, да еще снабдить ее мощным заголовком. Про то, что с антибиотиками нынче совсем плохо, новых почти не изобретают, старые теряют эффективность — это уже факт. Резистентность бактерий уже дошла до уровня, когда даже препараты последней линии защиты не помогают.

Технически это означает, что можно за недельку сгореть от обычной пневмонии, тогда как врачи будут разводить руками, ведь возбудитель выработал нечувствительность к даже препаратам, которые хранились как раз на черный день. А за ними, точнее без них — уже нечем помогать пациенту. Технически, это эквивалент машины времени в доантибиотическую эпоху.

Ах, да, заголовок то в Зерохедж таков: «Новая Зеландия готовится к супергонорее. Вопрос только времени«. Но, все весьма печально.

В принципе, проблема с антибиотиками заметна в ЗППП. Потому что пневмония редка, госпитальные инфекции в новости редко попадают. А вот с ЗППП история мрачна по простой причине. Люди стесняются, самолечатся, глушат доступными антибиотиками, а грамотрицательный диплококк прямо по Дарвину проходит ускоренный естественный отбор. И уже ничем не берется. Вообще.

В чем мегатренд с резистентностью. В том, что наш текущий уровень жизни, без холеры, без туберкулеза, без сепсиса — это следствие не только гигиены и вакцинации. Это следствие возможности быстро гасить инфекционные заболевания в корне. Трагедия в том, что антибиотики быстро устаревают, так как бактерии крайне оперативно эволюционируют и учатся не бояться лекарств.

Посмотрите на картинку. Это и есть пример того, как человеческий гений проиграл Дарвину. Мы просто исчерпали способ открытия новых препаратов перебором и остаемся безоружными. Исторически мы открывали новые антибиотики способом переборки тысяч пробирок. Но, этот подход просто исчерпал себя. Источник здесь.

Антибиотики

Что же делать? Ответов три.

Раз. Доставать из архивов старые антибиотики, которые были открыты, но не были одобрены из-за побочных эффектов. Способ частично удачный, потому что запасники тоже исчерпаемы, а лечить гонорею и посадить печень — не самая приятная перспектива.

Два. Ротировать антибиотики, так как оказывается, что при выработке резистентности, бактерии могут терять сопротивляемость базовым старым препаратам. Но, это чисто подход наудачу. Можно найти статьи, когда это срабатывало, правда, больше чисто везение.

Три. Изобрести что-то новое. Человечество пытается либо вакцину подобрать. Либо нанотехнологии использовать. Либо добрый метод перебора молекул заменять методом инжиниринга целевой молекулы, а потом ее синтезом. Пока надежного способа для массового применения не нашли.

Поэтому есть четвертый путь. Целибат. Но он спасет только от вышеуказанной супергонореи, но не от пневмонии с инфекционной диареей.

Но, сознаемся, у нас тут есть большая проблема с мотивацией. Достаточно просто задать вопрос.

Что выгоднее, изобрести новое лекарство для хронической неизлечимой болезни, которое можно назначать пожизненно? Либо изобрести новый антибиотик, который продается кратким курсом? Учитывая, что стандартная цена разработки, тестирования, одобрения и маркетинга блокбастерного лекарства составляет за миллиард, то ответ очевиден.

Поэтому из всех мегатрендов, резистентность бактерий удручает более всего.

По данной тематике из стратоновостей можно еще почитать:
Политкорректная ДНК дискриминация.

На прошлой неделе опубликовали Н: Все видно. Все слышно.

Вы можете отслеживать новые публикации на Telegram.

Позиция в данной статье является частным мнением автора в частном блоге и не является официальным заявлением или публичной рекомендацией от имени компании-работодателя.