Письмо №48. Брюссель, самолет и СССР.

Темы «институтов управления» и обратной связи или, в более простой терминологии, качество работы государственного корпоративного и частного механизмов.

Госуровень. Давайте посмотрим на ситуацию со стороны. В Бельгии силовые структуры не смогли предотвратить террористическую угрозу. Есть совершенно разгромная статья Politico, которая открыто в заголовок выносит тематику, что Бельгия является несостоявшимся государством. Смотрим на фактуру. В Брюсселе 1.4 миллиона жителей, но 6 полицейских вертикалей. Сама полиция наведением порядка не занимается, ни в дорожной полиции, ни в криминальной. Децентрализация силовых структур привела к отсутствию координации между ними, впрочем, как и к беззубости федеральной полиции. Американцы открыто назвали состояние силовых структур «дерьмовым». Почему — потому что нет проактивной позиции, с внедрением агентов и мониторингом проблемных районов. При этом, никаких изменений после прежних атак в ЕС не происходило. Где тонко – там и рвется. Для нас выводы простые: координация, умение делиться информацией, наличие горизонтальных связей между вертикалями ценились и будут цениться. Вопрос-тест: в вашей команде поток идет через «верх» или можно напрямую на уровне исполнителей решать задачи?

Корпуровень. Здесь я снова подхожу к тематике важности обратной связи в работе. Пример рассогласованности экипажа самолета по причинам иерархии в спорной ситуации приводит к летальному исходу. Именно поэтому в совещаниях спрашиваю вашу точку зрения и всегда ожидаю, что вы ее скажете. Именно поэтому критично указывать на пробелы, ошибки, неполную информацию и некорректные выводы. Лучше раньше признать ошибку, чем разбирать последствия. Практичный пример обратной связи с эффектом на финансовый результат в виде постинвестиционного мониторинга — в первой части цикла публикаций про принятие решений на миллиард. Есть в компании институционализированная обратная связь?

Частный уровень. 64 процента россиян хотят вернуться в СССР. Это фактор человеческой памяти, когда плохие воспоминания стираются и не перезаписываются, а хорошие полируются и идеализируются. Так мы устроены. Смотрите материал Стэнфордского университета.  Поэтому сознательно надо заставлять себя понимать, что было хорошо и что было плохо, а не пытаться запрещать настольные игры. Мы же в идеализации забываем про очереди и кошмар дефицита. Поэтому госрегулирование цен все больше и больше набирает темп. Обратная связь (не про рефлексы) эволюционно человеку не присуща, эмоционально отторгается, бессознательно не усваивается. Единственный способ — заставлять себя сознательно ее запрашивать и применять. Поэтому помните про три круга тех, кто даст вам обратную связь: семья, коллеги и клиенты. Что каждый из них про вас думает?

Все будет хорошо.

Максим.