Новость: Дорого и плохо против дешевле и лучше.

Растущая коммерциализация российской медицины — это сложившийся тренд. С одной стороны, доля расходов на медицину в ВВП у нас ниже, чем в Европе 2-3 п.п., а США на 10 п.п. В абсолютном выражении в деньгах на человека это кратный разрыв. А живем мы на десяток лет меньше. Соответственно, складывается впечатление, что если затраты повысить, то продолжительность жизни будет также выше. Гипотеза красивая, но…

Оказывается, все не так просто.

На сайте World Economic Forum сделали сравнение развитых стран в виде простой картинки. Расходы на здравоохранение на душу против продолжительности жизни. США — абсолютный лидер по расходам и антилидер по долголетию. Первый, очевидный вывод, что для большинства стран здравоохранение способствует долголетию, тогда как в США огромные расходы с низкой эффективностью.

Почему так, и что это значит для России сейчас и в будущем.

Что есть медицина в США на пальцах. Смотрим по источникам оплаты.

  • За стариков платит бюджет через Medicare.
  • За бедняков платит бюджет через Medicaid.
  • Средний класс имеет страховку от работодателя.
  • Если нет от работодателя — принудительная платная Obamacare.
  • Остальные за деньги, кредит или просто не платят.

Это означает, что большинство населения закрыто коммерческой страховой программой работодателей или Obamacare. При этом, практически нет страховок, которые покрывают медрасходы целиком, все равно надо сделать copayment  (доплату). Если нет страховки, то под Obamacare можно получить штраф, а потом разориться на лечении, когда три таблетки антибиотиков выпишут за 400 долларов, за 15 минут у терапевта придется выложить 150 долларов, а за день в госпитале уже счет начнется от 5000 долларов и далее в стратосферу. Медрасходы — главная причина банкротств в США.

Что происходит в России. Смотрим по источникам оплаты.

  • Госбюджет не закрывает на 100% лечение по многим нозологиям: постоянные скандалы по антиретровирусным (ВИЧ), новообразованиям. Также сужается географическое покрытие, когда в региональном центре еще есть сильные больницы, а в местных городах совсем бедно.
  • Платная коммерческая страховка пока не самая большая. Размер рынка всего 1000 рублей на человека в год. Это одна тридцатая от бюджета Минздрава. То есть рынок очень маленький, и он не растет опережающими темпами. Корпорации, составляющие 87% ДМС, срезают стоимости за счет сокращения перечней.
  • Самостоятельная оплата. Очень непрозрачный рынок, потому что складывается из разных компонент. Коммерческие услуги в госклиниках. Коммерческие госпиталя. Самолечение без лекарств. Зато самый растущий сегмент.

С первого взгляда складывающиеся модели различаются кардинально. Но на самом деле, они имеют следующие общности:

  • Государство не оплачивает всем и не оплачивает все.
  • Частное лицо имеет настолько хороший доступ к медуслугам, насколько это обеспечивает работодатель, либо личные финансы.
  • Отдельные страты населения не имеют доступа к здравоохранению.

Поэтому на выходе срабатывает то, что население через дифференциацию доходов расслаивается на долгоживущих и короткоживущих. Вот вам пример Гарвардского исследования, которое показывает, что бедность вычитает десять лет жизни. В европейских моделях здравоохранения такого сильного расслоения нет.

Вывод №1 для граждан. Россия идет по американскому пути, но со своей моделью. То есть без расширенной программы ДМС и без аналога Obamacare. Поэтому либо зарабатывать самим, либо продавать квартиру, либо искать благотворительность.

Вывод №2 для бизнеса. Корпоративные ДМС в США теряют популярность, что уже происходит и в России. Поэтому в себестоимости эти расходы будут снижаться, копируя поведение у конкурентов. Элитные компании оставят у себя сильный ДМС.

Вывод №3 для бизнеса. Страховой рынок имеет потенциал, но не имеет момента роста. То есть ниша есть, а готовности платить нет. Потому что из-за прошитого в сознании россиян гиперболического дисконтирования этот продукт не продать.

Вывод №4 для бизнеса. Зато есть гигантский потенциал роста коммерческой медицины. С оплатой на месте. То есть без рисков, которые есть у американских госпиталей, где половина родов сейчас происходит с запросом на компенсацию из бюджета по бедности рожавших. Ключевое, что будет происходить — это сетевизация частных госпиталей под единым владельцем и брендом. Отрасль будет расти и консолидироваться за счет вытеснения госсектора. Вот сюда и надо вкладываться.

Вывод №5 для граждан и государства. Рост продолжительности жизни последнего десятилетия был восстановительным после кризиса 90х, мы сейчас только чуть-чуть лучше статистики позднего СССР. Дальше повода для оптимизма нет.

Евромодель (как и в Южной Корее, Чили и Японии) от нас с каждым годом дальше.

Все остальные стратоновости.