Новость: Сколько мы платим налогов. Аузан. Новый НДФЛ.

На этой неделе снова раскрутилась тема, сколько же оплачивается на самом деле налогов на труд по сравнению с другими странами (правильный ответ: в среднем 36%, что эквивалентно Испании с 36%, Швеции с 35%,  меньше Италии с 43% и больше США с 10%). Отметим, что эти проценты рассчитаны PWC по одинаковой методике (по ссылке очень увесистый pdf, в котором нам нужны страницы 128-131)  по всем странам для стандартизированной компании как процент от коммерческой прибыли до налогов. Это не доля от зарплаты. Это нагрузка на прибыль работодателя без подоходного налога сотрудника. То есть налог на рабочее место (невидимые для работника).

Дополнительно, декан экономического факультета Аузан АА снова выступил с предложением «невидимые налоги» сделать видимыми. То есть дать понимание работникам, какая сквозная налоговая нагрузка (или, другими словами, какова разница между тем, сколько забюджетировал работодатель на оплату труда, и сколько в итоге придется на руки). Тема у него любимая, мы про нее писали ранее в выпуске №49.

И также снова пошла волна новостей про пересмотр плоской шкалы НДФЛ после 2018 года.

Как соединить эти три новости в набор выводов для бизнеса и для сотрудников: будет ли рост налогов? Если да то каких? Каким образом?

Вывод 1. Повышение подоходного налога неизбежно. Текущая ставка 13% (то, что видит сотрудник) действительно ниже среднемировой. Ключевая дилемма перед Правительством заключается не в том, повышать или нет. Повышение — вопрос времени. Дилемма заключается в том, повышать плоскую шкалу, или вводить прогрессивную. Плюс плоской в простоте декларирования доходов. Минус — в социальных протестах. Поэтому будут вводить прогрессивную, которая разительно усложнит подачу деклараций с ухудшением собираемости, зато не будет протестов. Закладывайте в инвестрасчеты и пятилетние бюджеты чувствительности на ставку подоходного налога, так как сотрудники будут требовать роста зарплаты выше инфляции на покрытие этого фактора.

Вывод 2. Предложение Аузана абсолютно корректно, но очень политически опасно. Поэтому он акцентирует на необходимости развития сознания населения о том, что за налоги платятся и куда они идут. По аналогии с США, где налог на недвижимость формирует бюджет школ (и население может участвовать в рассмотрении бюджета школ, видя формирование доходной части за счет налогов на свои дома, контролируя приоритеты расходной части). Развитие сознательности с уходом от патернализма — это чисто российский мегатренд на поколение вперед. Если у нас удастся это сделать, то мы станем взрослой по сознанию страной с общественным контролем за бюджетными расходами и совестью уплаты налогов. Если нет — то превратимся в Латинскую Америку (Россию 90-х) с уходами от налогов.

Вывод 3. Налоги на рабочее место у нас действительно огромные. С позиций сотрудника, если он бы хотел понять, сколько реально должен забюджетировать работодатель, чтобы можно было потратиться в супермаркете, то между покупателем и телевизором стоит 18% НДС, 13% НДФЛ и пакет налогов на рабочее место (который в зависимости от уровня зарплаты варьируется от 30% и ниже, так как она регрессивная). Именно регрессивность ставки означает, что прежде, чем будут реформировать НДФЛ, сначала скорее сделают плоскими отчисления в фонды.

Рост налогов неизбежен и неотвратим из-за возраста населения (прочитайте письмо №68 про демографическую ситуацию, чтобы попасть в тему или посмотрите подборку статей из этого блога по категории Демография). Рационально начинать с реформирования отчислений в фонды на плоскую шкалу. Затем рост НДФЛ (для собираемости лучше плоскую шкалу). Параллельно если Аузан сможет доубедить, доаргументировать, доказать, то в стране появится подход определения судьбы уплачиваемых налогов.