Р: The Quants by Scott Patterson

2B3A1D32-E3C0-4C87-8E08-8A6033D8FC94Прочитав Эда Торпа, следует понять, чего же добились его «крестные» дети. У них есть имя. Кванты. Кванты — от слова quantitative — то есть числовой или количественный. Это те, кто торгуют на стратегиях, построенных строго от математики. Или те, кто были ботаниками-«физиками», а потом сделали миллиарды на рынке за счет математики.

Кванты, конечно же, добились многого. Именно они являются основой хедж-фондов, то есть отрасли, где без компьютеров, скорости и расчетов результата не добиться. И хедж-фонды, с одной стороны, оказались суперуспешными, а с другой, коэффициент выживаемости их на двадцатилетнем горизонте составляет всего 3%. Считай, что каждый шестой из них умирает в год.

Поскольку Эд Торп создал один из первых хедж-фондов, то на статарбитраже он мог спокойно зарабатывать, ведь отрасль была еще неконкурентна. Если ты в ней по сути один, то пока нет конкуренции — ты можешь математикой подбирать неэффективности в ценообразовании на активы, и прибыль твоя.

Эд Торп продержался до конца восьмидесятых, а потом стал уже наслаждаться жизнью и преподаванием. А его последователи стали создавать фонд за фондом. И тут возник экзистенциальный спор.

Юджин Фама, мегапрофессор из Чикаго, говорит, что рынки эффективны, поэтому если кто в коротком периоде выиграл, то это везет, а в долгую все будут равны. Считай, что время уравнивает, и нельзя взять и обыграть рынок в долгую. Просто некоторым везет дольше, чем другим.

Нассим Талеб тот же тезис продвигает в каждой своей книге. Что люди думают, что они умные, а на самом деле они просто удачливые. И про дедушку Баффета Талеб ровно также и говорит, что Воррену везет, везет и везет. И не факт, что не будет времени, когда совсем не повезет (тут я смотрю на свежие новости, как Беркшир потерял на Крафт Хайнце).

И дальше книга разбирает судьбы десятка фондов. От внутренних подразделений инвест-банков. До успешных независимых хедж-фондов, которые до сих пор еще живы.

Практически у всех интересное начало, когда кванты ловят анализом идею, эта идея начинает сразу колотить деньги, и в нее с левериджем наливают ресурс, отжимая спред на максимум. Приходит первый миллион, сотня миллионов, миллиард.

Затем случается что-то разово внешнее. Ну, например, август 1998 года, и LTCM летит через Стикс к Аиду. Те, кто выжил, смотрят на этот пример, чуть подкручивают свой риск-менеджмент и стратегии, и думают, что очередной 1998 они-то переживут.

Но тут Нассим Талеб со своим «черным лебедем» напоминает, что обязательно случится катастрофа, и она будет не такой, как ранее. Потому что «черный лебедь» это не просто жирный хвост в переделанном гауссовом нормальном распределении. Это совершенно невероятный тип и суть риска, который в модель не заложишь, ибо прилетит из другого измерения.

И да, случается 2007-2008 год, и на сабпрайме хедж-фонды горят пачками. Те, кто зарабатывали в год десятки процентов, начинают терять за неделю десятки процентов. Почему?

А потому что, когда игроков станет много, в казино случится пожар, то через двери на выход добегут не все. Так и вышло, как только рынок стал валиться, потому что  один из крупных фондов попал на маржин колл, так сразу «заразным» способом стали падать и соседи. И поехало. И ликвидация позиций. И шортсквизы. И проча.

И феррари в гараже с картинной коллекцией жены пригождаются, чтобы потом на выручке от  них можно было прожить. Потому что бизнес, который практически печатал деньги — сгорел, а из активов остаются только особняки с роскошными авто. Да может еще кто себе винную коллекцию создал.

Те, кто выжили, размышляют, что ж это было такое? Вроде математикой все обложили. Все риски посчитали. Ну просто ж самым высоким IQ да самым быстрым компьютером все промеряли.

А вышло вот что.

Это в физике, если есть константа, законы, то они есть. И если гиря падает с башни на этой стороне Земли с таким ускорением, то и на другой стороне Земли через сто лет она будет падать также. Поэтому модели стабильны, предсказуемы и они работают. И в электричестве, и в гравитации, и даже на молекулярном уровне.

А вот в финансах зависимости могут меняться. Ты отточишь модель, она работает день за днем до процента. Потом раз, и общество меняется, кризис, депрессия, новое регулирование, запрет на шорты или пожарная тревога. И корреляции летят в тартарары. Получается, что все, что ты разработал, перестает разом работать.

И прощай успех, крутизна и роскошь, привет трудовыебудни.

Но все же Юджин Фама оказался слишком строг и идеалистичен. Есть возможность бить рынок в долгую. И есть те, кому это удается.

Еще на эту тематику из книг и других публикаций можно прочитать:
A Man for All Markets. Edward Thorp. 5/5.
When Genius Failed by Lowenstein. 6/5.
Weapons of Math Destruction. 5/5 и 23%.
The Physics of Wall Street. 4/5 и 14%.
Nassim Taleb. Fooled By Randomness. 4/5 и 19%.
Письмо №71. Сигнал-шум-прогноз.
Письмо №64. Фед. Следующий кризис.

На прошлой неделе опубликовали: Р: A Man for All Markets. Edward Thorp. 5/5.

Все публикации копируются в канал Телеграм.

Позиции в статьях отражают частное мнение автора в частном блоге и не могут быть официальным заявлением или публичной рекомендацией от имени компании-работодателя.