Tagged: Нассим Талеб

Р: The Quants by Scott Patterson

2B3A1D32-E3C0-4C87-8E08-8A6033D8FC94Прочитав Эда Торпа, следует понять, чего же добились его «крестные» дети. У них есть имя. Кванты. Кванты — от слова quantitative — то есть числовой или количественный. Это те, кто торгуют на стратегиях, построенных строго от математики. Или те, кто были ботаниками-«физиками», а потом сделали миллиарды на рынке за счет математики.

Кванты, конечно же, добились многого. Именно они являются основой хедж-фондов, то есть отрасли, где без компьютеров, скорости и расчетов результата не добиться. И хедж-фонды, с одной стороны, оказались суперуспешными, а с другой, коэффициент выживаемости их на двадцатилетнем горизонте составляет всего 3%. Считай, что каждый шестой из них умирает в год. Читать далее

Р: In an Uncertain World by Rubin. 4/5

924e1b37-6a39-4585-b68b-409e8c5c41f9Роберт Рубин проработал четверть века в Goldman Sachs, а затем был у Клинтона советником по экономике и министром финансов США. Совершенно впечатляющие мемуары. Про то, как работа в правительстве отличается от бизнеса. Что делает министр финансов в США. Как работать с неопределенностью.

Для меня это очередная книга про стык финансов и политики, тем ценнее, что она написана простым и ясным языком человека, который из банка пришел в политику, а затем вернулся обратно. Читать далее

Рецензия: Nassim Taleb. Fooled By Randomness. 4/5 и 19%.

img_3270Если вы любите энциклопедические книги, где очень серьезные мысли перемежаются большим количеством историй, фактов и анекдотов, то вам точно будет приятно читать Black Swan и Antifragile Талеба и Sapiens и Homo Deus Харари. Даже если бы после «Одураченных случайностью» Талеб не написал бы «Черного лебедя» и «Антихрупкость», он все равно был бы культовым автором.

В трилогии Талеб изложил свою философию. Люди несовершенны, так как биологически не могут чувствовать вероятности, только просчитывать. Склонность недооценивать наличие разовых крупных событий означает постоянное на них попадание. Желание контролировать движется ощущением укрепления, а надежность как раз в делегировании ответственности. Яйца всегда бьются. Иногда сами. Иногда вся корзина. Даже две. Особенно, если метеорит прилетит. Поэтому надо иметь свои яйца, а также держать их в чужой корзине как можно подальше. С правом собственности на тех цыплят, если вылупятся.

Книга «Одураченные случайностью» больше похожа на мануал выбора своей модели жизни. Либо высокого вознаграждения и риска, либо надежного, но скромного дохода. Кто из них выигрывает? Читать далее

Рецензия: Antifragile 3/5 и 8%.

Умные мысли в Antifragile Нассима Талеба содержатся преимущественно в первых ста страницах. Расставляя закладки по мере прочтения, видно, что на первые 100 страниц приходится 14 закладок (то есть 14% содержательности), а на оставшиеся 325 только 20 (или 6%), роняя средний уровень по книге до 8%. Книга мгновенно захватывает в начале, затем в середине возникает вопрос к автору: «Куда делся весь темп?», в конце Нассим себя реабилитирует.

img_2423
Ключевое, ради чего стоит читать этот труд — получить еще один взгляд на мир через термин «антихрупкости». Антихрупкость у Талеба — это когда от непредсказуемости больше выгод, чем ущерба. Это тот риск, который приносит положительные последствия. Это закалка для металла, это закаливание для организма, это «нас бьют, а мы крепчаем».

В терминах Талеба мир делится на три категории:

Читать далее

Книга: Antifragile

Вчера вечером Нассим Талеб выступал в «Читай-Клубе». Давно было нужно прочитать его книгу по решению проблем «черных лебедей». Некомильфо. Полка. Такси. Закладки. Рецензия через неделю.