Tagged: минэкономразвития

Новость: Когда все упадет или размышления к ПМЭФ.

В России дно, а в мире пик. Это опасно, потому что наши надежды на экономический рост и восстановление экономики могут быть уничтожены спадом в глобальной экономике. Тогда расчеты на достижение уровня 2013 года в 2020-2025 годах не исполняются, и мы получаем десятилетку простоя в экономике, которая навсегда войдет в экономическую историю. Поэтому я последние полгода больше смотрю не на крохотные цифры найденного эконом роста у нас, а на температуру оставшихся 98% мировой экономики, особенно четверти в виде США.

Для анализа момента цикла, в котором находится экономика изобретено множество показателей. Сейчас внимание приковано к США, так как прошлый кризис пришел именно оттуда. И один из главных показателей — что перед спадом фондовый рынок бьет рекорды — показывает сверхперегретость. В прошлом году было мнение, что все упадет после президентских выборов. Выбрали Трампа, а рынок продолжил расти. Администрация Трампа бодрится, что все будет хорошо и закладывают в бюджет 3% скорость роста (чего при Обаме не было ни единого года).

Деликатесом для любого экономиста-финансиста-стратега является публикация Bank of America о двадцати собранных метриках перегретости рынка. По 18 из 20 градусников США уже существенно температурят над историческими средними. Давайте разберемся. Читать далее

История: Паровоз Индия. Россия 2030. Ипотека на мозг.

Загрузил письмо №43 из февраля 2016. Про роль Индии после Китая. Про стратегию России на 2030. Про автосигналы выхода из кризиса. Про стоимость образования в платном варианте.

В очереди вторниковых публикаций (практики управления на уровне СЕО и СЕО-1):
— Управление своим временем (часть 3 про силы, энергию и драйв).
— Оценка полезности степени МВА для руководящей работы.
— Степени развития и роль HR.
— Модельный подход в работе CFO.

На прошлой неделе опубликовали статью про пять иллюстраций про как сделать время.

Новость: триллион-фонд, касса на триста и рост.

История: Письмо №45. Минэкоромразвития.

Загрузил письмо №45 из марта 2016. Когда Максима Орешкина месяц назад назначили из Замминистра финансов на Минэкономразвития, то не раз вспоминал камерную встречу у Евгения Ясина в ВШЭ в марте, в которой Максим Орешкин в тот момент обрисовывал ключевые проблемы, задачи и приоритеты. Поэтому актуально перечитать заметки девятимесячной давности для понимания будущего курса Правительства.

До конца года (на этой неделе) осталась одна ежевторниковая публикация в рубрике Toolkit (практики управления на уровне СЕО и СЕО-1):
— Инструкция COO и CEO по оптимизации затрат.

На прошлой неделе написали про «важность успевать не всё».

Новость недели: плюс, минус, ноль. И все равно будет неправильно.

Открываем текущие новости недели и видим три занимательных публикации:
Ведомости пишут, что «Прогноз роста экономики на 2017 год увеличен по заданию правительства«.
Слон отмечает, что «Минэкономразвития в третий раз за месяц изменило прогноз по ВВП«.
РБК сообщает, что «Третий за месяц прогноз МЭР изменили в лучшую сторону«.

Что это значит? На деле, эта новость констатирует, что МЭР больше не выдает сценарии прогнозов экономики, а выдает сценарии для расчета показателей бюджета.

Если тот, кто составляет прогнозы получает вводные, чтобы инфляция была не выше 4%, чтобы курс рубля совпадал с прогнозами Минфина, чтобы рост был побольше, то прогноз перестает быть прогнозом, а становится одним из желаемых сценариев.

Обратившись к опыту в бизнесе, моя команда проходила неоднократно через три подхода моделирования будущего на год, пять и более лет в рамках бюджетных, бизнес-плановых и стратзадач:

Читать далее

Письмо №46. Увольнения, индексация и длина рабочего дня.

Начнем с востока. Девальвации проводят, значит это кому-то нужно. Китай в прошлом году сделал небольшую девальвацию, ожидая подстегнуть экспорт. Не получилось. На самом деле, статистика показывает, что произошел спад экспорта на 25%. Замедление экономики Китая сопровождается большими раундами увольнений – миллионами человекборьба идет с избыточными мощностями и загрязнением окружающей среды.

Вернемся к России. Ни монетарная политика, ни фискальная политика пока не создают возможности выхода из сложившейся ситуации. Ночное совещание у Президента показывает остроту сложившейся проблемы. С одной стороны, такие совещания ночью не проводят. С другой стороны, хороший знак, что проблемы экономики и рецессии стали иметь приоритет повестки дня. Я надеюсь, что с учетом ультрапозитивных заголовков Блумберга о наличии подушки безопасности, мы все же будем в течение года иметь работающий механизм выхода из кризиса. Для нас это хороший знак. Но, две весьма острые статьи раз и два предупреждают, что стресс санкций, экономспада и внешнеполитических трений не проходит бесследно. Поэтому прежде чем будет лучше, мы еще столкнемся с трудностями. Высшая Школа Экономики выпустила аналитику на этой неделе, что пока рецессия у нас не заканчивается. Рост есть буквально в нескольких регионах и отраслях (сельхоз/пищевка и химия, Белгород, Ростов и Сахалин). ЗАТО НЕТ ИНФЛЯЦИИ. Что ведет к вопросу, который мне неоднократно задавали — про индексацию зарплат. В жирные года была привычка, что индексация существует ежегодно, всегда, для всех и лучше инфляции. Больше не так. Почему? Лучше всего объясняет Слободин. Кратко: экономика не растет, маржа не растет, финансовое положение может быть трудным, конкуренты не в шоколаде, да и сложившиеся зарплаты не имеют альтернативы.

Завершим Западом. Поэтому можно удивиться проблемам, заявленным в полумиллионной демонстрации студентов-французов, которые протестуют против возможности работать. Кратко, работодатели хотят дать официально возможность работать супермаркетам ночью со сверхурочными, а студенты хотят большую зарплату за короткую трудовую неделю. Не секрет, что в Германии и во Франции что-либо купить в магазине вечером, либо в воскресенье – есть большая проблема, так как магазины закрыты. Социализация Европы привела к тому, что создание рабочих мест за счет длины рабочей недели или дня вызывает протесты у студентов.

Письмо №45. Минэкономразвития.

У Евгения Ясина (министр экономики РФ в 1994-97 гг) в Высшей Школе Экономики в пятницу [прим. 04 марта 2016] вечером был круглый стол на двадцать персон с замминистра финансов Максимом Орешкиным (по направлению макроэкономики). Очень узкий формат встречи означал возможность прямолинейной дискуссии. Ключевые тезисы прилагаю.

Оценка текущей ситуации по экономике
Россия переживает нефтяной шок лучше и адекватнее других нефтяных стран (на фоне Саудовской Аравии и Венесуэлы). Платежный баланс при плавающем валютном курсе нормализовался. Отрасли чувствуют себя в целом лучше, так как девальвация привела к росту операционной рентабельности, особенно в с/х. Происходит ребаланс структуры экономики от нефтегазовой отрасли.

Оценка перспектив
Адаптация тяжелая, но заканчивается, ждем улучшений. Основная проблема – сокращение численности трудоспособного населения по причине демографического кризиса. Ближайшие пять лет существенный рост количества пенсионеров при малом количестве входящих в трудоспособный рост. Именно поэтому не растет безработица, что каждый год количество работающих снижается на миллион по демографии (без этого, безработица росла бы на 1.5-2% каждый год). Инвестиции в доле ВВП низкие, на уровне 16-17% и возможности их роста нет, так как нет механизмов освоения инвестиций. Китайский способ экономроста для России не подходит. Выход на хорошие темпы роста раньше, чем через 5 лет не предвидится. Пределы роста 1-1.5% в год. С учетом этого и инфляции – впереди года, когда производительность труда будет расти быстрее зарплат. Экономия по зарплатам будет направлена в инвестиции.

Ответы на вопросы бизнеса по инвестклимату
Приоритет у Правительства на балансе бюджета. При текущей нефти около 40 необходимо снижать госрасходы еще на 5% ВВП. Управление волатильностью курсов, бюджета, политики не является приоритетом. Важная проблема, которая стоит перед правительством — проблема наследования приватизированных в 90-х годах активов. Пока не решена, предприятия не будут вкладываться.

В этой части дискуссии с нескольких сторон стола были заданы вопросы о высокой стоимости капитала в стране как следствии рестриктивной монетарной политики + странового риска. Как дополнительный акцент было отмечено, что госкомпании (был приведен пример от одной из) не рискуют вкладываться в инвестпроекты с окупаемостью больше двух лет, так как опасаются неудач и преследования по растрате бюджетных средств.

По политике в ближайшие годы
Приоритет на решении проблемы дефицита бюджета. Поэтому будет рост налогов. Текущая схема ЕСН и подоходного налога «социально несправедлива». Также будут дальше ужимать расходы бюджета. Долговое финансирование не будет привлекаться. Объявление выпуска облигаций на 3 млрд. долл. является тестированием возможности.

Ключевые выводы:

  • Налоги будут выше. ЕСН могут выровнять. Возможно будет ревизия НДФЛ.
  • Экономика будет в горизонтали несколько лет.
  • Бюджет будет постоянно настраиваться по принципу бездефицитности в зависимости от нефти и курса рубля.

Ключевая прямолинейная ремарка Евгения Ясина – что при подходе без институциональных реформ (перестройки модели управления государством) выживаемость под вопросом. Так как даже при наличии сбережений у бизнеса и населения при достаточно невысокой закредитованности желания вкладываться в развитие нет. Тезис – «потерпим и все будет хорошо» не работает.

№43. Паровоз Индия. Россия 2030. Ипотека на мозг.

Про Индию. Мы много смотрим и думаем про Китай. Китай все замедляется и замедляется по эконом росту. Одна из причин – демографический штраф, про который я писал ранее. А у Индии демографический бонус в виде возрастной структуры населения. Все больше и больше экономистов склоняются, что Индия будет интересным местом для инвестиций и паровозом роста в 2020х годах. У Индии есть практически все козыри: население, язык, образование – не хватает нормального госуправления с целями и нормальной системы защиты прав собственности. Автомобилизация (рост богатства и индустриализация) привела к тому, что теперь Дели самый грязный город мира. Даже побили Пекин. Мой вывод: индийцы, прокоптив атмосферу, к 2030 году будут в топе мировых экономик. А мы?

Читать далее