Tagged: макроэкономика

H: Modern Monetary Theory Hype

В Штатах сейчас есть модная тема. Это MMT или Modern Monetary Theory. Кратко, это новая экономическая философия, что государство может в значительных размерах вливать деньги в экономику, если оно занимает в национальной валюте. Потому что оно всегда «может напечатать деньги», чтобы расплатиться по кредитам. Поэтому предлагается «влить», чтобы вырасти больше.

И используются аргументы, что «если грамотно подойти», то и инфляции можно избежать, и на «строительство дорог» направить, и занятость повысить. Примеры гиперинфляции в Германии, Венгрии, России и Венесуэле считаются нерелевантными. Потому что крупные дефициты бюджета и госдолг в США и Японии к инфляции не приводят. Статья выше дает разобраться с этим всем. Читать далее

Новость недели: плюс, минус, ноль. И все равно будет неправильно.

Открываем текущие новости недели и видим три занимательных публикации:
Ведомости пишут, что «Прогноз роста экономики на 2017 год увеличен по заданию правительства«.
Слон отмечает, что «Минэкономразвития в третий раз за месяц изменило прогноз по ВВП«.
РБК сообщает, что «Третий за месяц прогноз МЭР изменили в лучшую сторону«.

Что это значит? На деле, эта новость констатирует, что МЭР больше не выдает сценарии прогнозов экономики, а выдает сценарии для расчета показателей бюджета.

Если тот, кто составляет прогнозы, получает вводные, чтобы инфляция была не выше 4%, чтобы курс рубля совпадал с прогнозами Минфина, чтобы рост был побольше, то прогноз перестает быть прогнозом, а становится одним из желаемых сценариев.

Обратившись к опыту в бизнесе: моя команда проходила неоднократно через три подхода моделирования будущего на год, пять и более лет в рамках бюджетных, бизнес-плановых и стратзадач:

Читать далее

Письмо №69. Шестьсот тысяч тонн госдолга. Завершение серии макроанализов. Корпфин против личных и госфинансов.

Добрый день, команда, коллеги, друзья.
Сегодня в рассылке №69 смотрим на темы:
шестьдесят триллионов долларов госдолгов в мире.
— прагматичная разница между частным, корпоративным и государственным долгом.
— развитие других и окружающих.

Данные письма рассылаются тем, кто со мной знаком в рамках работы Chief Strategy @ MMK, Investments Director @ SIBUR; Columbia Business School и McKinsey. Если вы получили данную рассылку через третьи руки, то напишите мне напрямую, я добавлю в постоянных адресатов. Не возмущайтесь (“…почему мне не прислал рассылку? Всем прислал, а мне нет”), если пропустили предыдущие несколько десятков писем. Создадим блог, подкачаем архив. По деловому блогу пока изучаю решения, в приоритетах standalone, но обратную связь слышу – откроем раньше, чем позже.

Первое. 60 триллионов долларов это 600 тысяч тонн купюрами. Или футбольное поле палетами денег в человеческий рост.
В предыдущих письмах №67, 66 и 64 мы затрагивали вопросы механизма выхода из рецессии, как для России, так и для мира. Ключевой тематикой было сравнение отечественного подхода и зарубежных практик. Напомню, в России Центральный Банк борется с инфляцией, а по бюджету ставится задача минимального дефицита. В Японии, Западной Европе и США политика ровно обратная – задача не допустить дефляции, а по бюджету видим существенные дефициты. В итоге, мы видим, что в России один из минимальных уровней госдолга к ВВП, а в Японии, Западной Европе и Японии один из максимальных. В России уровень госдолга на порядок ниже к ВВП, чем в развитых странах. На порядок. То есть в десять раз. Данная аналитика в предыдущих письмах вызвала ряд быстрых и резких комментариев, что у нас экономика удушается, а реальное кейнсианство еще не начиналось. Давайте еще раз взглянем на проблему.

Читать далее

Письмо №66. Нерациональность. Рецензия на Тойоту. Политика ЦБ.

Добрый день, команда, коллеги, друзья.
Сегодня в рассылке №66 смотрим вопросы:
— нерациональность лжи.
— вторая часть рецензии на книгу о философии управления Тойоты Toyota Culture.
— политика центральных банков как ловушка для капитала (и экономроста).
И про испанский язык снова.

Первое. (Не)рациональность лжи.
За прошедшую неделю все, кто мог, перепечатали новость про то, как Райан Лохте, 12-кратный олимпионик, соврал про ограбление. Потом была такая же волна новостей, что спонсоры отказались от дальнейшей с ним работы. Абсолютно случайно в этом новостном фоне сокрылся, на мой взгляд, самый прагматичный анализ сложившейся ситуации. Почему Райан Лохте выбрал публичную ложь как модель поведения? Как наука объясняет публичную ложь публичных людей?

Читать далее