Tagged: высшее образование

Т: Каково быть профессором практики?

В субботу был заключительный класс по Business Research Methods в Высшей Школе Экономики. И экзамен. Это означает, что у меня завершен первый раз в жизни полный цикл академического курса со стороны преподавания. С одной стороны, в дипломах есть 118 предметов, которые прошел как студент. С другой стороны есть один курс, который проведен как профессором.

Понятно, что разница есть. Это же разные стороны. Но преподавание академического курса для магистров существенно отличается от любых тренингов, разовых выступлений или даже работы в роли teaching assistant во времена обучения на МВА. Сегодня я подведу итоги, что такое быть профессором практики. Читать далее

Зачем я профессор практики в ВШЭ?

F00B670A-167D-4928-B55C-5362DBAA8C62Дюжину лет назад у меня в Columbia Business School был класс профессора Дэниела Паравизини по корпоративным финансам. Тема для меня близкая, профессор интересный, поэтому, сдав предмет на отлично, я напросился на следующий семестр быть teaching assistant. Это позиция временной занятости на факультете с задачей разбирать классы, домашки и тесты со студентами.

Через этот опыт я открыл новый вид интеллектуального удовольствия — это видеть, как люди растут, когда с ними делишься знаниями, когда помогаешь им стать сильнее, когда в них вкладываешься и получаешь результат. Это вдохновляет просто на 110%. Так я стал преподавать прикладные тематики и занимаюсь этим уже десять лет. Но что меня привело в ВШЭ на профессора? Читать далее

Н: Экономика или миллениалы

«Экономика убила миллениалов, а не наоборот» — так называется статья в The Atlantic, над которой я размышляю уже месяц. Потому что с одной стороны считается, что молодые поколения выбирают жизнь без активов, но с большими впечатлениями. И поэтому с другой стороны считается, что миллениалы по сути убивают старые отрасли материального обеспечения.

The Atlantic же пишет о том, что на самом деле карта предпочтений и мотивации молодого поколения относительно потребления не так сильно отличается от старших поколений. То есть желание иметь собственность и идти по уровню жизни родителей никуда не делось. Просто, на примере Штатов, есть совсем другая причина — это уровень благосостояния. Читать далее

Н: Шесть кредо долгой счастливой жизни

Что сделал Гарвард? Они организовали исследование, когда просто отслеживали качество жизни несколько десятков лет. Выборка в 800 человек, которых постоянно в течение их жизни смотрели, измеряли, опрашивали — дает хорошее понимание, кто живет дольше, здоровее и счастливее.

Одна из выборок вообще включает когорту почти столетних бывших студентов. Тех, кто родились в 1920-х. И которых тоже отслеживали всю их жизнь. На предмет физического и умственного здоровья. К чему это — к тому, что выводы исследования надежны и построены почти на вековой выборке.

Что делает жизнь долгой, здоровой и счастливой? Читать далее

Н: Ипотека на мозг.

Вспоминая Торнстейна Веблена, мы нашли утверждение, что нынче высшее образование является товаром показного потребления. То есть является темой статусной, за которое можно заплатить больше, чем оно реально дает толку. Образование получают, потому что это модно, потому что это способ войти в нужный круг общения и получить стиль жизни.

Поверить в данную тему было бы невозможно, если бы не статья из Wall Street Journal, о том, сколько уже в штатах есть студенческих долгов сверх одного миллиона долларов. Да, именно, уже есть выпускники, нагруженные кредитами на мегабакс. То есть цена пары-тройки хороших средних домов в США, только в виде ипотеки на мозг.

Откуда берется такая цена за обучение, прямо золотая ипотека на мозг? Читать далее

Н: Будущие университеты.

Мы чуть не пропустили цикл публикаций Quartz про происходящую революцию в университетском образовании. Журнал уже сделал четыре фундаментальных статьи с разбором, что уровень инновационности в высшем образовании недостаточен. Последнее утверждение, кстати, принадлежит бывшему президенту Гарварда — Ларри Саммерсу.

Ключевой тезис, что за последние лет сорок, пока бизнеса мощно эволюционировали, университеты отстали. Например, General Electric уже совсем другая компания по составу бизнесов, географическому присутствию и линейке продуктов, тогда как элитные университеты США практически сохранили формат. От количества зданий и преподавателей, до календаря и студентов.

Грядут изменения. Читать далее

Новость: Плата за знания.

Вот вам парадокс.

В 1999 году родилось ~1.2 миллиона россиян. Девятый класс из них закончили почти все. Одиннадцатый класс только ~0.6, или 50% от родившихся. В очные вузы из одиннадцатых поступило только ~0.3 миллиона, или 25% от когорты родившихся. То есть эхо демографической ямы конца девяностых, умноженное на коэффициент отсеивания, означает что сейчас просто очень мало студентов. И половина обучающихся платит за обучение.

С другой стороны, Ведомости публикуют статью «Российской экономике знания не нужны» на основании исследования BCG. Ее смысл в одном предложении — образование в России не дает заметной прибавки к доходам. То есть можно затратить десять лет на обучение и старт карьеры врача, но заработок будет только на 20% выше, чем у водителя.

Получается, что студентов мало, образование наполовину платное, а выгоды в доходах от этого никакой. Как так? Читать далее