Tagged: бюджетный дефицит

Н: Враг Америки — не Китай и не Россия.

Мы решили нагуглить вопрос, если враг Америки не Китай и не Россия, то кто? Понятно, что ответов много, но среди них есть три интереснейших среза. Экономический. Экологический. Политический. И источники разные, от китайских газет до либеральных форумов. Подобная постановка вопроса чем хороша — убираешь пару имен со стола и появляются уже другие проблемы. Читать далее

Письмо №69. Шестьсот тысяч тонн госдолга. Завершение серии макроанализов. Корпфин против личных и госфинансов.

Добрый день, команда, коллеги, друзья.
Сегодня в рассылке №69 смотрим на темы:
шестьдесят триллионов долларов госдолгов в мире.
— прагматичная разница между частным, корпоративным и государственным долгом.
— развитие других и окружающих.

Данные письма рассылаются тем, кто со мной знаком в рамках работы Chief Strategy @ MMK, Investments Director @ SIBUR; Columbia Business School и McKinsey. Если вы получили данную рассылку через третьи руки, то напишите мне напрямую, я добавлю в постоянных адресатов. Не возмущайтесь (“…почему мне не прислал рассылку? Всем прислал, а мне нет”), если пропустили предыдущие несколько десятков писем. Создадим блог, подкачаем архив. По деловому блогу пока изучаю решения, в приоритетах standalone, но обратную связь слышу – откроем раньше, чем позже.

Первое. 60 триллионов долларов это 600 тысяч тонн купюрами. Или футбольное поле палетами денег в человеческий рост.
В предыдущих письмах №67, 66 и 64 мы затрагивали вопросы механизма выхода из рецессии, как для России, так и для мира. Ключевой тематикой было сравнение отечественного подхода и зарубежных практик. Напомню, в России Центральный Банк борется с инфляцией, а по бюджету ставится задача минимального дефицита. В Японии, Западной Европе и США политика ровно обратная – задача не допустить дефляции, а по бюджету видим существенные дефициты. В итоге, мы видим, что в России один из минимальных уровней госдолга к ВВП, а в Японии, Западной Европе и Японии один из максимальных. В России уровень госдолга на порядок ниже к ВВП, чем в развитых странах. На порядок. То есть в десять раз. Данная аналитика в предыдущих письмах вызвала ряд быстрых и резких комментариев, что у нас экономика удушается, а реальное кейнсианство еще не начиналось. Давайте еще раз взглянем на проблему.

Читать далее

Письмо №45. Минэкономразвития.

У Евгения Ясина (министр экономики РФ в 1994-97 гг.) в Высшей Школе Экономики в пятницу [прим. 04 марта 2016] вечером был круглый стол на двадцать персон с замминистра финансов Максимом Орешкиным (по направлению макроэкономики). Очень узкий формат встречи означал возможность прямолинейной дискуссии. Ключевые тезисы прилагаю.

Оценка текущей ситуации по экономике
Россия переживает нефтяной шок лучше и адекватнее других нефтяных стран (на фоне Саудовской Аравии и Венесуэлы). Платежный баланс при плавающем валютном курсе нормализовался. Отрасли чувствуют себя в целом лучше, так как девальвация привела к росту операционной рентабельности, особенно в с/х. Происходит ребаланс структуры экономики от нефтегазовой отрасли.

Оценка перспектив
Адаптация тяжелая, но заканчивается, ждем улучшений. Основная проблема – сокращение численности трудоспособного населения по причине демографического кризиса. Ближайшие пять лет существенный рост количества пенсионеров при малом количестве входящих в трудоспособный рост. Именно поэтому не растет безработица, что каждый год количество работающих снижается на миллион по демографии (без этого, безработица росла бы на 1.5-2% каждый год). Инвестиции в доле ВВП низкие, на уровне 16-17% и возможности их роста нет, так как нет механизмов освоения инвестиций. Китайский способ экономроста для России не подходит. Выход на хорошие темпы роста раньше, чем через 5 лет, не предвидится. Пределы роста 1-1.5% в год. С учетом этого и инфляции – впереди года, когда производительность труда будет расти быстрее зарплат. Экономия по зарплатам будет направлена в инвестиции.

Ответы на вопросы бизнеса по инвестклимату
Приоритет у Правительства на балансе бюджета. При текущей нефти около 40 необходимо снижать госрасходы еще на 5% ВВП. Управление волатильностью курсов, бюджета, политики не является приоритетом. Важная проблема, которая стоит перед правительством — проблема наследования приватизированных в 90-х годах активов. Пока она не решена, предприятия не будут вкладываться.

В этой части дискуссии с нескольких сторон стола были заданы вопросы о высокой стоимости капитала в стране как следствии рестриктивной монетарной политики + странового риска. Как дополнительный акцент было отмечено, что госкомпании (был приведен пример от одной из) не рискуют вкладываться в инвестпроекты с окупаемостью больше двух лет, так как опасаются неудач и преследования по растрате бюджетных средств.

По политике в ближайшие годы
Приоритет на решении проблемы дефицита бюджета. Поэтому будет рост налогов. Текущая схема ЕСН и подоходного налога «социально несправедлива». Также будут дальше ужимать расходы бюджета. Долговое финансирование не будет привлекаться. Объявление выпуска облигаций на 3 млрд. долл. является тестированием возможности.

Ключевые выводы:

  • Налоги будут выше. ЕСН могут выровнять. Возможно будет ревизия НДФЛ.
  • Экономика будет в горизонтали несколько лет.
  • Бюджет будет постоянно настраиваться по принципу бездефицитности в зависимости от нефти и курса рубля.

Ключевая прямолинейная ремарка Евгения Ясина – что при подходе без институциональных реформ (перестройки модели управления государством) выживаемость под вопросом. Так как даже при наличии сбережений у бизнеса и населения при достаточно невысокой закредитованности желания вкладываться в развитие нет. Тезис – «потерпим и все будет хорошо» не работает.